Надея Ясминска: «Писательство – это не талант, а данность»

Минчанка Надежда Карелина, известная под творческим псевдонимом Надея Ясминска, выпустила первую книгу «Зеленые песни Эрминтии» в 2012 году.  На счету писательницы уже девять изданных книг, несколько побед в литературных конкурсах и две почетные награды – премия Тётки (Алоизы Пашкевич) и международная премия Виталия Бианки. Надея выпускает книги для детей, носит средневековый плащ и мечтает переписать древнеримскую комедию на белорусский лад. А еще Надежда открыта к сотрудничеству с ремесленниками – возьмите на заметку!

Текст: Ксения Соснина
Фото: Надежда Мархель; из архива Надеи

 Быть писателем

— Вы учились на факультете маркетинга и логистики. Довольны образованием?

Образование помогает мне в работе. От того, как ты воспринимаешь книжное дело, зависит очень многое. Я веду свой блог, участвую в выставках, готовлю программы для читателей – и все это маркетинг.

— Сложно ли быть писателем в Беларуси?

Заниматься только этим – на грани невозможного. Во-первых, наш книжный рынок не так развит, как в соседних странах. Во-вторых, авторы сами должны продвигать себя. Хорошо, когда имя писателя – бренд, но для этого нужно пройти долгий путь. Это сейчас я провожу мастер-классы и делюсь опытом с начинающими писателями. А когда я была на их месте, то все делала на ощупь. У меня не было учителя, некому было дать совет. Я допустила много ошибок, но надеюсь, что мой опыт может быть кому-то полезен.

Я даже оставила основную работу – казалось бы, теперь у меня свободный график, и я могу вести расслабленный образ жизни, но нет. Я даже на полторы ставки в университете не работала так много, как сейчас. И пока что моя зарплата не такая высокая, как хотелось бы. Но я стремлюсь к тому, чтобы мои усилия вознаграждались соответственно.

— Вы когда-нибудь хотели все бросить и податься в другую профессию?

Да, конечно. Тот, кто думает, что основная деятельность автора – сидеть и буквы писать, очень заблуждается. Если хочешь быть писателем, у тебя должно быть много разных качеств. Иногда я «работаю писателем» два месяца и за это время могу не написать ни строчки, но вымотаться полностью.

Нужно столько всего сделать: определиться с идеей книги, разработать план, написать текст, отредактировать его – и это только на этапе создания рукописи. Далее, если ты уже определился с издательством, отправляешь текст редактору. А если нет – нужно найти издателя и рассказать, почему твое произведение достойно внимания. Если рукопись берут, начинаются редакторские правки. Твое детище исчеркивают красным, и нужно понять, что с этим дальше делать. Когда текст отредактирован, следуют анонсы, презентации, встречи с читателями… Иногда с этим столько сложностей и проблем, что я думаю: «Ну что за работа! Пойду лучше в гардеробщицы, лишь бы всем этим не заниматься!».

Но вообще я считаю, что писательство – это не талант, а данность. Иногда я даже сравниваю это с сахарным диабетом. Вот есть он – и все тут!

Писательство – это не талант, а данность. Иногда я даже сравниваю это с сахарным диабетом. Вот есть он – и все тут!

— Изменилась ли ваша писательская жизнь после получения премии Тётки в 2016 году?

Да. По крайней мере, поменялось мое положение на белорусском рынке. Это был тот момент, когда меня наконец-то признали писателем. До этого я была девочкой с амбициями, которая имела на руках две самиздатовские книжки. Когда получила премию, меня принял литературный мир.

Также я узнала, что такое публичное выступление. В рамках премии мне нужно было провести пять встреч – тогда я не умела работать перед аудиторией и что-то мямлила про книжку. Но после этого меня стали звать к себе библиотеки. Так я осознала, как важны мероприятия для читателей. Денежная составляющая премии для меня не так важна, как те признание и опыт, которые я получила.

Творческий процесс

— С чего начинается создание произведения?

Для каждой книги есть своя начальная точка. Тут нет определенной схемы. Одна книга сразу представляется с четкими началом и концом, другая рождается благодаря чьей-то фразе, а третья начинается с необычной идеи.

— Что во время работы над текстом вас может отвлечь или вызвать раздражение?

Если говорить про внешний фактор, то меня раздражает, что мои домашние не воспринимают мой творческий процесс как рабочий. Для них я просто сижу у компьютера. Если я пишу текст и мне нужно описать природу, я могу «загуглить» картинки, например, леса, чтобы прочувствовать атмосферу. Со стороны это выглядит, будто я бездумно разглядываю какие-то фотографии. А раз я ничем полезным не занимаюсь, можно попросить меня приготовить чай или что-то в этом духе. Ребята, но я ведь работаю! Если я не сижу в офисе в очках и костюме, это не значит, что я бездельничаю. Бывает, формируешь в голове предложение, а кто-то подходит с вопросом – и все тщательно придуманные слова рассыпаются.

Если говорить о внутреннем факторе, то для меня писать на чистом вдохновении – это исключение. Обычно все рождается с трудом. Фантазия работает будь здоров, а слова еще подобрать надо – да, это раздражает.

Ребята, но я ведь работаю! Если я не сижу в офисе в очках и костюме, это не значит, что я бездельничаю.

— Что помогает вам выйти из писательского ступора, когда не идет строчка?

Я себе говорю голосом Голлума из «Властелина колец»: «Ну шшто, Бэггинссс? Бэггинссс зассстрял?». Самое главное ­– осознать, что проблема есть, тогда и решение найдется. Обычно я накидываю несколько вариантов предложения, даже если получается плохо. Могу говорить голосами героев. Если уж совсем не идет, могу отвлечься и переключиться на другое дело.

— Ваш идеальный читатель – кто он?

Я всегда надеюсь, что мой читатель обращает внимание на язык произведения. Для меня важен вкус слов, я обращаю внимание на буквы и воспринимаю их как ингредиенты аппетитного блюда.

Для меня важен вкус слов, я обращаю внимание на буквы и воспринимаю их как ингредиенты аппетитного блюда.

— Что вас вдохновляет?

Здорово, когда на большие идеи вдохновляют мелкие явления. Вот видишь маму с дочкой, которые гуляют в одинаковых ярких косынках, и у тебя рождается в голове огромная история, связанная с путешествием в космосе! Очень сложно отследить логическую цепочку появления идей, но одно скажу точно: маленький камешек способен создать большие круги на воде.

Про иллюстраторов

— С какими иллюстраторами вы сотрудничали?

Пока что самое тесное сотрудничество у меня получилось с Катериной Дубовик. Она проиллюстрировала две мои книги – «Сем ружаў» и «Чаму Меша не мае хаты». «Воскового волшебника» украшают иллюстрации россиянки Эльвиры Овечкиной. Она очень точно передает образы из моей головы. С её рисунками выйдет и продолжение «Воскового волшебника». «Дом цікаўных казак» проиллюстрировала Алёна Сацута, которая создает бумажные иллюстрации в технике коллажа. Это выглядит фантастически. Каждая ее работа в книге «Дом цікаўных казак» – моя любимая.

— Как вы находите общий язык с иллюстраторами?

Я не диктую иллюстраторам то, что я хочу. Главное – чтобы они были профессионалами. Непрофессионализм виден сразу: это выражается в безответственности и непонимании, что делать с книгой. Мое дело – писать, а оформление – задача иллюстратора. Книга необязательно должна быть такой, как я мечтаю, ведь она для читателя.

В «Ружах», например, могли бы быть и классические иллюстрации, но работы Катерины Дубовик добавили книге большей глубины. Я считаю, что книги должны быть разные – никогда не знаешь, что понравится читателю, особенно ребенку. Мне по душе, что Катины иллюстрации привлекают не только девочек, но и мальчиков. Мальчишеская душа отзывается на эти рисунки. Потом, работы Кати содержат много деталей из текста. А еще её иллюстрации вызывают вопросы. Дети интересуются, почему какая-то деталь показана так, а не иначе, и это хорошо. Так появилась книга «Чаму Меша не мае хаты» – ребята часто спрашивали о забавном существе из сказки «Блакітная ружа і скарб волаткі», и мы решили посвятить ему отдельную книгу.

Иллюстрации Катерины Дубовик – это не что-то мимолетное, это то, что вызывает интерес. Если дети задают вопросы, ищут параллели, делают предположения – книга удалась.

Мое дело – писать, а оформление – задача иллюстратора. Книга необязательно должна быть такой, как я мечтаю, ведь она для читателя.

— Возникало ли у вас с кем-нибудь из иллюстраторов недопонимание?

В рабочем процессе все бывает. В отдельных случаях я задаю себе вопрос: «Это не нравится лично мне или не соответствует концепции книги?». Если у художника есть свое видение, мы найдем компромисс. Но было и такое: однажды иллюстратор нарисовал зеленые деревья за окном, а в сказке шла речь про Новый год. Вот так уже оставлять нельзя, нужно исправлять.

— Все ли ваши книги нравятся вам по оформлению? Обложки ранних произведений сильно отличаются от теперешних…

Обложку первой книги рисовала я. Это было мое юношеское заблуждение, что книга моя, а, значит, я все сделаю сама. Издатели быстро спустили меня с небес на землю. Любую работу должен делать профессионал, и только тогда можно получить хороший конечный продукт. Иллюстраторы – не те люди, на которых нужно экономить.

Иллюстраторы – не те люди, на которых нужно экономить.

Издательский процесс

— Какие трудности возникают при издании книги?

Очень важно, чтобы попался хороший редактор: исправлял ошибки, помогал тексту стать лучше. Потому что некоторые будто самоутверждаются за твой счет. Скажут: «Твой герой зануда» или «На этом моменте я чуть не заснул». А что сделать, чтобы это улучшить, они не посоветуют. Хороший редактор не будет острить, он скажет: «Этот абзац нужно сократить, тут много воды и лишней информации», — и ты понимаешь, что делать.

— Помогают ли краудфандинговые платформы выпустить книгу?

Сейчас я как раз это проверяю. Идет сбор средств на мою книгу «Дом цікаўных казак», и пока все продвигается неплохо. Будем привлекать и информировать читателей. Посмотрим, насколько этот опыт будет удачным.

— После получения премии за «Сем ружаў» вы в своем блоге отметили,  что это книга с долгой и многострадальной историей. О чем идет речь?

Она связана с доиздательским процессом. Я начала работать над книгой без гарантий, что ее издадут. В то же время у издательства было условие: произведение должно быть на белорусском языке. А я его помнила только по школьной программе. Началось мое долгое хождение по репетиторам и редакторам. Книгу я писала на белорусском так, как умела, а потом текст шлифовали. Когда рукопись ушла в редакцию, мне начали подбирать художника. Не сразу, но вышли на Катерину Дубовик. Катерина – тот тип творческого человека, которого я очень уважаю. Если она возьмется за книгу, значит, она ее сделает. Когда «Сем ружаў» были готовы к изданию, мы все еще не могли найти спонсоров. В конце концов, с этим помогло издательство.

Эта книга была моим первым серьезным детищем. А сейчас у меня много проектов и я знаю, что если какой-то из них зависнет, у меня есть другие.

Увлечения и планы

— Вы очень занятой человек. Успеваете ли читать?

Когда есть время, люблю читать книги по истории. Это помогает мне понимать и описывать свои фантастические миры. А когда пишу свои книги, не читаю новых произведений. Художественная литература может изменить мой стиль. Если я пишу «Заклинателя единорогов» от лица циничного парня-подростка, я точно не буду читать в это время женский роман. Могу только перечитывать уже знакомые книги, они меня с толку не сбивают.

— Вы сами делаете игрушки в виде героев ваших книг?

Нет, я не умею. В любом деле нужно мастерство, которое нарабатывается со временем. А этого времени у меня нет. Игрушки для моих книг сделаны руками разных людей. Я слежу за белорусскими рукодельниками, присматриваюсь к стилю каждого. Нахожу своих мастеров, в основном, через социальные сети. А вот мастера Лилию Бусарову для игрушки Меши мне Катерина Дубовик посоветовала.

Я слежу за белорусскими рукодельниками, присматриваюсь к стилю каждого.

— Какие виды творчества вас привлекают помимо писательства?

Кукольная миниатюра. Люблю заниматься нарядами и домиками для кукол. Когда делаю что-то руками, я расслабляюсь. Возможно, когда-нибудь миниатюра будет дополнять мои произведения.

— Где вы берете реквизит для своих фотосессий?

Наряды заказываю у модельеров, все остальное беру напрокат в специальных салонах. Собираю и свой небольшой музей из диковинных вещиц. А платье уже стало моим рабочим костюмом, в котором я выступаю. Когда все идут гладить белые воротнички, я иду гладить средневековый плащ.

— В соцсетях вы рассказывали о своей забавной домашней акции «Питайся не хуже, чем кот». Вы не думали выпустить кулинарную книгу с рецептами?

В черновиках у меня есть три книги на кулинарную тему. Я их не закончила только потому, что работа над художественной литературой отнимает все свободное время. Могу рассказать о книге с творческими десертами. Ее идея появилась из-за проигранного подругам спора: на кону стояло то, что я буду каждый день готовить новый десерт и писать об этом. У меня насобиралось столько рецептов, что я захотела распределить их по настроению и атмосфере. Если я закончу эту книгу, она выйдет в серии «Зефирных примет». К рецепту будет прилагаться история или совет, куда можно с этим блюдом отправиться. Например, на пикник муми-троллей!

— Какой город нравится вам своей атмосферой?

Любители моего творчества знают, что больше всего я люблю Минск. По моему псевдониму это тоже понятно. В моих произведениях часто фигурирует наш город. В «Восковом волшебнике», например, есть улица Столетова с указанными номерами домов. Человек может прийти и посмотреть, что я описала. В сборнике рассказов «Мінск назаўжды» я описала кафе, находящееся в моем доме. Город Гродно тоже люблю, хоть там и редко бываю. Люблю гулять и в зарубежных горных городках.

— Думаете ли вы о том, чтобы написать книгу, которую от вас никто не ожидает?

Специалисты книжного рынка говорят, что писателю нежелательно отклоняться от своего курса. Это плохо действует на имидж автора. Но периодически меня посещают разные интересные идеи. Как-то я читала комедию, написанную более 2000 лет назад римским классиком Титом Макцием Плавтом, и поняла, что хочу перенести ее на белорусские реалии. Сохранить слог и размер начального произведения, но обыграть его по-другому. Если я вернусь к этой идее, то этого точно никто не будет от меня ожидать.

Также читатель удивится, если я напишу книгу без хэппи-энда. Обычно мои концовки вызывают позитивные эмоции у людей, но может настать день, когда читатель со слезами на глазах закроет мою книгу.

Расскажите друзьям

Отправить ответ

1 Комментарий на "Надея Ясминска: «Писательство – это не талант, а данность»"

Добавить комментарий

  Subscribe  
newest oldest most voted
Notify of
Никита
Гость

Здравствуйте Надежда, у меня есть предложение по монетизации вашего творчества