Валентина Теркова: сама себе Христофор Колумб

Валентина Теркова из далёкого Комсомольска-на-Амуре – человек разносторонний. С утра наша новая героиня реализуется в основной профессии, работая ведущей на радио, а в свободное время – отдается «ручному» творчеству, валяя из шерсти, а также создавая неповторимые керамические изделия.

Текст подготовила: Катерина Буто
Фото: Валентина Теркова

«Благодаря этому я счастлива»

– Ваша тяга к разным видам деятельности вам помогает в жизни или наоборот?

Наверное, самое главное, что благодаря этому я счастлива. С этой точки зрения можно сказать, что да, помогает. Помогает жить.

К слову, в свое время я занималась и деревом, и вязанием, и рисованием, и пленочной фотографией, и многим другим… Не могу сосредоточиться на чем-то одном. Хотя это и здорово. Симбиоз полученных навыков постоянно выливается во что-то новое и помогает идти дальше.

– Вы называете работу на радио «основной»? Тогда что для вас керамика и шерсть?

Я часто шучу, что радио – это работа, а керамика с валянием – это любовь. Лучше и не скажешь.

Радио – это работа, а керамика с валянием – это любовь.

– А как на ваше творчество повлияло полученное образование?

По образованию я филолог. В целом, какого-то сильного влияния не ощущаю. Зато за время обучения в университете поняла, что именно я не хочу делать, а от чего не могу отказаться.

«Шерсть – это глина для тех, кто не умеет лепить»

– Шерсть в вашей жизни появилась раньше керамики, поэтому давайте сперва о ней поговорим. Почему вы занялись валянием?

Шерсть – это глина для тех, кто не умеет лепить. Звучит странно, но это так. Можно ошибиться, можно добавить или доделать в любой момент и в любом месте. Из нее можно создать все: портрет, крыло бабочки, цветы, камни… Все, что только захочется.

Занялась этим по одной простой причине – я подумала, что это отличный способ воплотить в жизнь все свои идеи. Так и оказалось.

– Кого вы могли бы назвать своим учителем в валянии? Где вы учились тому, что умеете?

К счастью или нет, я не смотрю мастер-классы, и ни у кого не учусь. Все обучение очень напоминает мне филфак, после которого я еще долго не могла писать, потому что считала, что все придумано до меня. Или художественную школу, где ты должен штриховать так, только так и никак иначе.

В самообразовании же у тебя полная свобода действий. Ты сам себе Христофор Колумб. Никто не скажет, что вот так и сяк нельзя. Ты сам решаешь, как и что ты будешь делать. Ты проверяешь, задаешь вопросы, находишь на них ответы, и в итоге знаешь даже больше, чем после какого-нибудь мастер-класса. Есть у такого метода обучения и минус: это намного дольше и сложнее.

В самообразовании же у тебя полная свобода действий. Ты сам себе Христофор Колумб.

– Расскажите о техниках в валянии, с которыми работаете.

Умею работать с шерстью в любом виде, будь это мокрое валяние или сухое. Использую и авторские техники, которые позволяют делать, например, тончайшие прозрачные листики.

Я создавала много чего из шерсти, в том числе и совершенно утилитарные вещи, например, одежду или обувь. Но мне быстро надоело. Потому что отказаться от создания «живого» довольно сложно. Теперь, когда я валяю зверье, сначала я делаю морду, выражение глаз. После этого мне уже понятен характер зверька, и создать остальные части тела – дело техники.

«Теперь, когда я устаю от глины, возвращаюсь к шерсти»

– Почему вам стало мало шерсти, и вы решили заняться керамикой?

Видимо, осознание того, что я могу сделать что угодно из шерсти охладило мой пыл. Если несколько лет есть любимые конфеты, да еще в таком объеме, даже они станут поперек горла. Захотелось нырнуть туда, где ты полный профан. Это, кстати, очень полезный вызов себе. Именно в кризисные моменты мозг работает на полную катушку. Поэтому я стала изучать гончарное дело. А после этого возобновилась и любовь к валянию. Теперь, когда я устаю от глины, возвращаюсь к шерсти.

В керамике мне больше всего нравится бесконечность поиска и непредсказуемость результата. А еще, в отличие от шерсти, керамика – на века.

Захотелось нырнуть туда, где ты полный профан. Это, кстати, очень полезный вызов себе. Именно в кризисные моменты мозг работает на полную катушку.

– Где и как вы учились гончарству и лепке?

Та же история, что и с шерстью. Я всегда начинаю работать с материалом, самостоятельно изучая и проверяя его возможности. Поэтому гончарству я училась без преподавателей и базы знаний. Проверяя, ломая, повторяя, анализируя. В самые сложные моменты я смотрела, как что-либо делают опытные люди. В последнее время я все-таки взялась за обучение, потому что создание глазурей, химия – эта тема слишком тяжела для самостоятельного обучения и поиска.

В керамике перепробовала и ручную лепку, и жгутовую, лепку пластами, работу на гончарном круге. Кажется, за литье еще не бралась. Но и это скоро исправлю.

Когда я начинала, в моем небольшом дальневосточном городе печка для обжига керамики была лишь у художественной школы. Сейчас появилась еще одна студия, которая занимается обучением и зарабатыванием денег. Вот, в общем-то, все.

Теперь у меня есть своя мастерская в 60 квадратных метров: белые стены и деревянный пол. Почти то, о чем я мечтала. Чтобы отвлечься и не заскучать, в мастерской я иногда провожу квартирники и поэтические вечера.

Теперь у меня есть своя мастерская в 60 квадратных метров: белые стены и деревянный пол.

— Как вы относитесь к идее самой проводить обучающие мастер-классы?

Сама я редко это делаю. По двум причинам: это очень энергозатратно, и я не считаю себя гуру, чтобы поучать других. Но иногда появляется столько эмоций и энергии, что не хочется это держать в себе. Где-то раз в год, а то и в два, я собираю небольшие группы, чтобы поделиться своей страстью и зарядить любовью к, например, валянию из шерсти.

«Все остальное время я могу посвятить творчеству»

– Как выглядит ваш творческий процесс?

Встаю в 5-6 утра, еду на работу на радио, веду утренний эфир и записываю программы на день. Потом остается немного времени на бытовые дела, тренировку. Все остальное время я могу посвятить творчеству. Если хочу гончарить – еду в мастерскую и вожусь с глиной, если хочется «потюленить» и посмотреть фильм, попутно валяя, – еду домой и работаю уже там.

– С какими сложностями сталкиваетесь в творчестве?

Наверное, самые главные сложности – это нехватка времени и огромное количество экзистенциальных вопросов, которые приходится решать. «А не ерунду ли я делаю?», «Зачем?», «Что я по-настоящему хочу?», «А что для этого нужно?». Остальные проблемы – и не проблемы вовсе.

– Вас «кормит» творчество?

Когда как. Иногда случается, что я зарабатываю творчеством больше, чем на радио. Но мне необходимо делать перерывы, чтобы отдышаться, взглянуть на все со стороны, задать себе вопросы и обдумать следующие проекты. Если мне на это нужен месяц, я не тороплю себя. И отдыхаю целый месяц. Поэтому стабильная работа, которая не занимает много времени – это настоящее спасение.

Поэтому стабильная работа, которая не занимает много времени – это настоящее спасение.

– Как вы предлагаете свои услуги/изделия? Какими ресурсами/площадками пользуетесь?

У меня нет потребности заработать в месяц какую-то сумму, чтобы выжить. Если покупают – хорошо, нет – я тоже рада, потому что работы остаются со мной. Поэтому меня можно найти на минимальном количестве площадок. Это Etsy, Вконтакте и Instagram.

Я выставляю готовые изделия, на заказ работаю все реже. Потому что хочется по любви, а не для галочки. Если мне нравится затея, с удовольствием возьмусь за работу. Если нет – лучше откажусь.

– Как творческому человеку стать заметным, на ваш взгляд?

Это очень сложный вопрос. Наверное, самое главное – решить, зачем тебе хочется быть заметным. Понять, что для этого нужно сделать, и работать в этом направлении. В общем, «Amat victoria curam». То есть, «победа любит старание/терпение».

«Силы работать мне дает в первую очередь любовь к своему делу»

– В чем находите вдохновение?

Вдохновение – очень переоцененная штука. Оно предполагает, что для выполнения задачи требуется определенное психическое или эмоциональное состояние. А это совершенно неправильный путь, который заставляет постоянно выискивать то, что позволит творить, извне подтолкнет тебя к действию. И именно это провоцирует настоящие воронки прокрастинации. У Пикассо, кстати, есть хорошая цитата: «Да, вдохновение есть, но оно должно застать вас за работой». Дисциплина, постоянный анализ, наблюдение и работа – это самоподдерживающаяся и постоянная система, которая двигает тебя вперед. А вдохновение – это явление вспышек, которое зацикливает тебя на поиске.

Вдохновение можно найти во всем: природа, фильмы, что угодно. Но силы работать мне дает в первую очередь любовь к своему делу.

Дисциплина, постоянный анализ, наблюдение и работа – это самоподдерживающаяся и постоянная система, которая двигает тебя вперед.

– Если опускаются руки, что помогает вам вернуть рабочее настроение?

Я просто сажусь работать. Я когда-то уже озвучивала основные, на мой взгляд, способы как взять и сесть работать.

Например, начать с интересной детали, с того, что приятно, интересно, что интригует. Через полчаса мысль о том, что надо сделать и остальное, покажется не такой страшной.

Переключиться, потому что однообразность надоедает. Можно уйти в другую комнату, лечь вверх ногами и возомнить себя жуком, пройтись, потанцевать, что угодно сделать.

Позволить себе частые перерывы. 20 минут работы, 10 минут отдыха.

Сделать уборку. Как прекрасно иногда разгрести стол, протереть все, смахнуть пылинки, расставить красиво по местам мелочи. Даже какой-то азарт появляется.

Поменять место работы. Идеально — своя мастерская или коворкинг. Просто кафе. Хорошо, если там нет компьютера, кровати. И вся атмосфера должна способствовать рабочему настроению.

Подключить еще одного человека. Например, если лень идти в бассейн — договориться с другом. Со мной это работает безотказно.

Иногда, чтобы побороть лень, нужно ничего не делать. Ничего. Не есть, не пить, не читать, не слушать музыку и даже попробовать не думать. Серьезно, это невыносимо. Сразу хочется нажать на «пуск» и приняться хоть за какую-нибудь работу.

Разозлиться на себя. Серьезно, почему Лоренцо Бернини, допустим, в 23 года мог, а я не могу? Почему человек без рук и ног может, а мне лень?

Вознаградить себя. Составить план и решить, что в конце дня получить ту же шоколадку или пачку чипсов.

И еще один способ, наверное, самый странный – прокрастинация. Выглядит это так: ты придумываешь себе глобальную, большую и неинтересную работу. Ремонт, например. А потом с упоением занимаешься мелкой, по сравнению с ней, ерундой.

Это, конечно, не все, однако самое действенное в моем случае.

– О чем мечтаете и что планируете в своей творческой деятельности?

В школе я очень любила Ницше. Поэтому, когда меня спрашивали, кем я хочу стать, я отвечала, что хочу быть Человеком. Тем, кого я сама бы уважала. Наверное, тут так же. Хочу однажды обернуться и понять, что сделала все, что могла. И улыбнуться.

Хочу однажды обернуться и понять, что сделала все, что могла.

(с) ALOVAK

Расскажите друзьям

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Добавить комментарий

  Subscribe  
Notify of