Песочные перформансы Александры Конофальской

Мы встретились с художницей Александрой КОНОФАЛЬСКОЙ на следующий день после ее первого сольного концерта Animalium во Вроцлаве, во время которого она создавала картины из песка о животных под музыкальные композиции скрипичного трио. Мы поговорили о ее пути от живописи к рисованию песком, неожиданном росте от корпоративного выступления к международным проектам и о новых перспективах после переезда.

Текст: Полина Масленкова
Фото: Николай Пучок

— Саша, расскажи, кем ты была до пескографии?

У меня не было другого выбора, кроме как стать художницей. Мой дедушка был художником, отец и дядя хорошо рисовали, я закончила детскую художественную школу. Так я поступила в педагогический университет на изобразительное искусство и в студенческие годы принимала участие в различных выставках и конкурсах. Три года в художественном музее как художник-постановщик организовывала «Ночь музеев», делала акции и постановки с актерами. Проводила собственную выставку живописи в университете по мотивам «Мастера и Маргариты», народу пришло столько, что не все тогда поместились в холле.

Первый шаг

А с пескографией случайно получилось. Я осталась работать в организации, которая занималась университетскими мероприятиями. Там работали режиссер, фотограф-оформитель (мой будущий муж) и я. Режиссер делал новогодний корпоратив в 2009 году – тогда пескография только появилась в интернете – и предложил мне сделать номер с песком: «Саша, ты же художник. Давай попробуем». Я тогда задумалась: «Ой, наверное, это технически сложно, нужна какая-то камера, проектор, штатив». Тогда режиссер говорит мужу: «Коль, ты же фотограф. Какой фотоаппарат? Какой штатив?» Мы создали все буквально за неделю. На тему смены времен года, а в конце зима и Новый год.

Режиссер делал новогодний корпоратив в 2009 году – тогда пескография только появилась в интернете – и предложил мне сделать номер с песком: «Саша, ты же художник. Давай попробуем».

Корпоратив был во Дворце Республики для всех белорусских артистов. В тот же вечер у меня попросили контакты и визитки. Какие визитки? Визиток и в помине не было! Вот так все и закрутилось. Я долго отрицала: мол, я художник, рисую красками, а песок – это просто развлечение. В первую очередь, я видела себя иллюстратором, художником анималистического жанра, хотела иллюстрировать детские книги.

Очень быстро мои песочные шоу выросли до мирового уровня. Самое интересное, что первое приглашение за границу было во Вроцлав, где мы сейчас живем. Нас приглашали в Канаду, Марокко и Швейцарию. И для живых выступлений, и для съемок рекламных роликов. Когда я поняла, что уже достигла серьезного уровня, я смирилась с тем, что теперь я в первую очередь художник Sand Art. Это моя фишка. И даже если я решу сделать иллюстрированную книгу, ее уже интересно иллюстрировать именно песком.

Очень быстро мои песочные шоу выросли до мирового уровня. Самое интересное, что первое приглашение за границу было во Вроцлав, где мы сейчас живем.

— Говорят, что все известные пескографы – самоучки. Это правда?

На самом деле мало кто занимается пескографией на профессиональном уровне, чтобы и преподавать, и выступать на серьезных мероприятиях, потому что это достаточно сложно, а требует специальных навыков и оборудования. Я научилась этому сама – и это хорошо. Даже когда меня просят научить рисовать песком, я всем говорю: вот стеклянный стол с подсветкой, сверху камера и песок. Все. Это как с красками.

— А ведь красками рисовать учат!

Да, я согласна. Можно показать, как сыпать дорожки, следы, принты. Но вариаций очень много – и я не хочу навязывать свою. Все пескографы разные, с уникальным стилем. И это потому, что каждый искал себя сам.

— Что помогло тебе когда-то освоить новую художественную технику и материал в отсутствие курсов и школ пескографии?

Опыт. На самом деле мне повезло, что я из Беларуси. Здесь цена на мою работу была ниже, чем в Европе. В 10 раз. И у меня просто было безумное количество заказов. А другие артисты за границей раз в полгода устраивают серьезное выступление – но за большие деньги. Я бомбила все выходные по пять свадеб в день. За 11 лет более 3000 выступлений в Беларуси – я, как спортсменка, всегда была в форме. Пусть не за большие деньги, но за опыт: много наработок, эффектов, приемов, переходов в моих шоу – это все потому, что было много работы.

Я бомбила все выходные по пять свадеб в день. За 11 лет более 3000 выступлений в Беларуси – я, как спортсменка, всегда была в форме.

Истоки пескографии

— Есть версия, что пескография берет свое начало из мультфильма Кэролайн Лиф «Петер и волк» (1969). Свои мультфильмы художница создавала по несколько лет. А за сколько теперь можно создать 10-минутное видео рисования песком?

Песочный мультфильм – моя несбывшаяся мечта. Пробовали мы снимать сюжеты, когда картинка меняется без помощи рук, 24 кадра в секунду. Надо немного изменить картинку и сфотографировать – песок в этом плане благодарный материал. Это не краска, когда нужно перерисовывать поверх рисунка на прозрачном листе, чтобы получилась раскадровка. Мы ходили тут с детьми на фестиваль мультиков – и у меня появилась идея: «И я могу поучаствовать в в следующем году! Еще можно успеть».

А программу живого выступления на 10 минут можно подготовить за день или даже за два часа. Все зависит от вдохновения. И от опыта, ведь в голове уже накопилась целая галерея картинок и переходов, которые можно комбинировать, добавлять что-то новое и получать готовый сюжет.

Песочный мультфильм – моя несбывшаяся мечта.

— Какие из твоих работ тебе врезались в память?

Я практически каждую помню. А что не помню, то записываю. Хоть я и повторяю некоторые образы, это все равно уникальная работа, потому что ни один сюжет нельзя идеально повторить. Когда ты второй, третий раз рисуешь медведя, это все равно будет уже другой медведь, с другим выражением лица, глаз. Уникальность в том, что работа существует только однажды, если не записана на видео.

Конечно, помнятся серьезные заграничные проекты, например, реклама AUDI с настоящими режиссерами, с кинокамерой. Или реклама в Канаде для деревообрабатывающей компании – с опилками, с теплым светом.  С другими материалами тоже экспериментировала: рисовала специями, мукой, кофейными зернами, сухими листьями, алюминиевой стружкой. И все благодаря тому, что я оказывалась в новом месте с новыми людьми и новыми задами.

Реклама AUDI R8, в создании которой приняла участие Александра

А больше всего меня впечатлило выступление на Рождество в детском онкологическом центре. У меня до сих пор перед глазами больные дети. Но я была благодарна за ценную возможность порадовать детей, которые иначе не смогли бы увидеть мое выступление.

А здесь, в Польше, у меня опять новый опыт: наконец-то появилась возможность создавать что-то свое, а не на заказ. В Беларуси, возможно, такие мысли и приходили, но я не могла их развить.

Я просто не могла представить, что на концерт Александры Конофальской соберется полный зал!

— Как ты думаешь, почему пескография вышла на сцену?

Во-первых, появились технические возможности: проекторы, экраны, которые смогли превратить рисование песком в перформанс. В сочетании с музыкантами все это вышло на сцену. Во-вторых, все художники Sand Art – артисты со своей харизмой и внутренним куражом. И чаще всего это девушки. Может быть, потому, что песок – это прежде всего пластика рук, тонкая и нежная стихия.

Все художники Sand Art – артисты со своей харизмой и внутренним куражом.

— Пескография уже стала отдельным видом искусства?

Теперь, когда песочная живопись утратила вау-эффект, мне приходится доказывать, что художники не стоят на месте, они развиваются. И что рисование песком может быть интересно не только как новая фишка ивент-индустрии, но и как самостоятельный вид искусства.

Материал и оборудование своими руками

— С чего вы начали? Из подручных материалов или напрямую из профессионального оборудования?

Мой первый стол сделал для меня папа за день до моего первого выступления. Это была старая телевизионная коробка, стекло от буфета, калька, лампа — и все это как-то связано. А потом мы с мужем спроектировали стол под мой рост, с полями по периметру, со съемными ножками и креплением для штатива, с идеальными размерами, чтобы помещался в машину и проходил по габаритам самолета. Дома у меня их три: два старых и один новый – мы его сделали, чтобы рисовать белым песком по черному стеклу. Попробовали что-то новое, еще нигде не выступали, просто сняли два клипа – и уехали. Здесь перед выступлением мы собрали стол с нуля, заказали распил фанеры, стекла, ножек – по старой памяти, по чертежам.

Мы с мужем спроектировали стол под мой рост, с полями по периметру, со съемными ножками и креплением для штатива, с идеальными размерами, чтобы помещался в машину и проходил по габаритам самолета.

— Такое впечатление, что для каждого выступления у тебя уникальный песок. На рождественскую тему он белый и сверкающий, как снег. Для зарисовок Африки он желтый и сыпучий, как в саванне.

Секрет прост. Если тема зимняя, то обработка видео холоднее, если летняя, то теплая. Но это все постпродакшн, а песок всегда один и тот же, и свет на столе всегда один и тот же.

— Где ты берешь песок для своих выступлений?

Сперва это был обычный песок, просеянный через дуршлаг. Продается и специальный песок, он иногда даже указывается художниками в райдере.Но у меня песок самый обычный, белорусский. А тут польский. Не всякий подходит, я выбираю наощупь. Нужен мелкий песок, чтобы было много пыли. И мне ее не хватало для концерта. Муж сел на велосипед и привез мне с полевой дороги целую сумку отличного песка, с пылью. То что нужно! Как на Родине.

Команда художницы Sand Art

— Я понимаю, что ты не одна, в твоей команде муж играет не последнюю роль…

Да, он мой технический помощник, фотограф и видеооператор. В Беларуси у меня еще был менеджер, который принимал заказы, уточнял детали, организовывал площадки.

— А теперь у тебя нет менеджера?

Сейчас эту часть работы я делаю сама, поэтому, наверное, за последние полгода выступлений было не так много: переезд, маленькие дети, жизнь с нуля. Там он облегчал мне работу, потому что я хотела рисовать, а не обсуждать с клиентами сроки, место и парковку.

— Как вам удавалось сотрудничать с такими разными заказчиками?

Да, я рисовала и про телевизоры, и про холодильники. Каждый раз я основывала свой сюжет не на продуктах, а на истории бренда и людях, для которых бренд создает свою продукцию. Или IT… Это что-то абстрактное, что можно визуализировать только значками или цифрами. Но моей задачей было перевести абстракции на язык образов. Через метафоры и аллегории я всегда старалась создать сюжет, который мог бы тронуть или задеть. Ведь пескография на любом корпоративе – это лирический момент, чтобы задуматься или замереть в восхищении, какая же мы дружная и успешная команда.

Многие заказчики сами договаривались о встречах, показывали мне свою продукцию. Например, в Канаде мне нужно было нарисовать лес. Я рисую лес, а они говорят: нет, у тебя какие-то невысокие деревья. Они отвезли меня в свой лес – и я поняла, что их сосны и ели в пять раз толще и выше наших. Они как небоскребы! Я увидела их вживую, вдохновилась и смогла сделать то, чего от меня хотели.

Песочная анимация для BRITISH COLUMBIA WOOD в Канаде.

От классики до рока

— Расскажи, где проходят репетиции твоих выступлений?

Мне не нужна специальная студия, я репетирую дома. Просто после репетиции нужно собрать песок с пола)))

— Есть ли неудобства в творческом процессе? Кроме песка под ногами…

Например, когда мы снимали рекламу AUDI в течение 8 часов, в конце стекло так разкалилось, что на нем можно было жарить яичницу. Некоторые детали мы снимали макрообъективом, но до стекла невозможно было дотронуться даже ногтем.

Честно говоря, я не знаю, как песчаная пыль влияет на организм человека. Это одна из причин, по которой я не открываю детскую студию-пескографии. Я рисую часами в темноте, и глаза очень устают, потому что очень сложно долго смотреть на яркий свет. Но пока со зрением все в порядке.

— Как выглядит ваша творческая кухня? От выбора музыки и раскадровки до финального прогона…

Композиция рождается по-разному. Иногда сначала идет сюжет, а затем подбирается музыка, но она должна быть мелодичной, приятной. Иногда, наоборот, сначала дается музыка, а потом в голове рождаются образы.

— То есть не на каждую песню можно сделать песочный клип? Скажем, на песню AC/DC можно?

Можно. Последнюю песню Екатерины Водоносовой я нарисовала белым песком на черном стекле. Мы понятия не имели, что пескография может быть такой жесткой, роковой. У меня есть пока неопубликованный клип на песню талантливых музыкантов – он вообще черный, сплошной пепел и выжженная земля.

Мы понятия не имели, что пескография может быть такой жесткой, роковой.

— Скажи, что тебе дается легче: импровизировать на свободную тему или следовать сюжету песни, подчиняться ее темпу и тексту?

Все зависит от вдохновения. Когда я сделала клип для TOP BAND, они сказали, что я превзошла все их ожидания. Более того, я превзошла свои ожидания! Это была вспышка, идея! Просто случилось это в тот момент, когда было не до песка, сердце обливалось кровью. Она вылилась на стол, легла в основу клипа. Все зависит от моего состояния в конкретный момент. Можно долго мучиться над песней, долго искать идею. А можно сразу подобрать образы и составить историю. Как повезет.

— Ты часто экспериментируете с материалом. Добавляешь в песочное шоу лепестки, ягоды, свечи, даже кровь. Тебе не хватает песка – и ты ищешь дополнительные средства выразительности?

Песок – очень пластичный и ценный материал. Я никогда не рисовала цветным песком и не использовала цветные источники света. Мне принципиально, чтобы это была сепия. И вот когда глаз зрителя привыкает к монохрому и хочется добавить экспрессии, я могу использовать яркие ягодки или красную краску, для усиления эффекта на миллион просмотров.

Увидеть неповторимое

— Особенность рисования песком в перетекании одной картинки в другую. Во время номера на твоем столе всегда есть центр притяжения внимания. Как ты планируешь, какая картина перерастет в следующую? Есть ли в этом какая-то логика?

Если художник, рисующий красками, посмотрит на стоп-кадр живого песочного спектакля, он скажет, что это некий примитивизм. Такую картинку не распечатаешь и на стену не повесишь. Суть в том, что как только человек понимает, что на экране зебра, ее уже нужно превратить во что-то другое. Мне кажется, мало кто так быстро рисует песком, как я. Чтобы держать зрителя на одном дыхании. Моя фишка в скорости смены картинок, в точности попадания в аккорды.

Продумывание переходов – самая сложная часть рисования песком. Сначала я придумываю их на бумаге, но когда начинаю проигрывать с песком, он мне сам подсказывает, как двигаться дальше. Я что-то убираю – и этот мой след уже на что-то похож. Можно сколько угодно думать на бумаге или в голове, но нужно брать песок и часами экспериментировать. Он сам подскажет, как лучше.

Продумывание переходов – самая сложная часть рисования песком.

— Пескография сейчас широко используется в арт-терапии. Как рисование песком тебе помогает справиться со стрессом?

Я люблю рисовать. Иногда, чтобы снять стресс, мне просто нужно побыть одной и порисовать. Муж это понимает и берет двоих детей погулять, чтобы у меня была возможность отдохнуть и что-то сотворить. Это моя терапия.

А для всех людей это антистресс, приятные ощущения от следов, эффектов, дорожек. Как только я начинаю рисовать песком, дети подставляют два табурета, берут игрушки, оставляют следы своих монстр-траков: смотри, мама, у нас тут трасса!

Каждый может сделать или купить для своего ребенка световой столик для рисования песком, манкой, специями. Детям это очень нравится.

— Это вид искусства, в котором в первую очередь ценен не результат, а процесс, потому что результатом всегда будет горсть песка. Не жаль, что твои шедевры не останутся в вечности?

Это философия 25 кадров. Всё тлен. Ничто не вечно. Всё создается и тут же уничтожается. Меняется, перетекает из одной формы в другую.

Одна из версий происхождения пескографии – из буддийских мандал. Буддийские монахи выстраивают мандалы из песка по несколько лет, а потом все разрушают в одну секунду. Но камера помогает сохранить рисунки из песка для потомков.

Успехи и неудачи

— Ты входишь в десятку лучших пескографов в мире. Скажи, кто еще там рядом с тобой и чьи работы тебя больше всего вдохновляют?

Если ввести в поиск Sand Animation, то можно увидеть 10 имен художников, которые занимаются пескографией на профессиональном уровне. Никаких конкурсов никто не проводил, просто на странице в Википедии перечислены художники, которые давно начали, многого добились и стали всемирно известными. Не могу сказать, что восхищаюсь кем-то из них. Я их уважаю, у каждого свой стиль, свой путь. За многими из них я подбирала заказы, потому что у каждого свой райдер и специфика работы – не всех клиентов это устраивает. Я не очень слежу за творчеством каждого из них, наоборот, лучше не следить, чтобы не копировать, не цеплять за чужие фишки, а развиваться самостоятельно.

— Тогда откуда ты черпаешь вдохновение?

Я черпаю вдохновение в природе, в окружающем мире, в путешествиях, в детях, в невероятных событиях, в которых мне приходилось участвовать, в замечательных людях, в их историях, в которые просто невозможно поверить.

— Провести 3000 выступлений за 11 лет – это не шутки! Все ли они уникальны или тебе удалось повторить что-то из неповторимого?

Идеально повторить невозможно, даже в музыке настройка инструментов и темп мелодии зависят от температуры в зале. Так и у меня: даже если я попытаюсь повторить что-то картинка в картинку, все равно получится по-новому. Я трижды повторила созданный здесь номер на белорусскую тему. Я показала его на фестивале белорусской культуры, потом на открытии выставки плакатов и в третий раз просто на главной площади Вроцлава, где собрались все белорусы диаспоры. Это был один и тот же номер, он очень удачный и зрелищный, но каждый раз исполнялся в новой атмосфере. Я хотела, чтобы его увидело как можно больше людей, поэтому и повторила.

— Есть ли какие-то награды, фестивали или баттлы, победу в которых можно считать успехом для пескографа?

Конечно, среди пескографов есть и художники, побеждавшие в конкурсах талантов. Но какой смысл в них участвовать, если ты в пескографии больше 10 лет? Артистам нет смысла конкурировать. У каждого есть свой поклонник, заказчик, подписчик. В первую очередь это творчество, а уже потом какое-то признание, награды, деньги.

За неделю до моего концерта в этом же зале был песочный театр из Варшавы со спектаклем «Маленький принц» – у них сочетании рисования песком, светом и водой с выступлением актеров. Организаторы очень переживали, что конкуренты нам перебьют спрос. Мол, тут песок и там песок. Это все равно, что сказать: он поет, и она поет. Но петь можно по-разному, в разных стилях. То же самое с песком. Совсем разные мероприятия. И все прошло хорошо. Мы собрали зал. И это несмотря на то, что во Вроцлаве каждый день столько событий, что в поисках своего концерта мне пришлось пролистать три страницы афиши!

Артистам нет смысла конкурировать. У каждого есть свой поклонник, заказчик, подписчик. В первую очередь это творчество, а уже потом какое-то признание, награды, деньги.

— Всегда интересно слышать не только об успехах и достижениях, но и о проколах и неудачах. Есть что вспомнить?

Были какие-то независящие от меня технические сбои: вырубался экран, пропадал сигнал или срывалось мероприятие. Однажды на свадьбе стоял еще один экран, и я увидела сбоку экран синего цвета – меню рабочего стола. Мои технические специалисты стояли в коридоре и не видели, что происходит. Я просто вышла в коридор и убедилась, что с моим экраном все в порядке, вернулась и продолжила выступление. Бывает, что музыка скачет – и трудно понять, в каком моменте я нахожусь по музыке, а мне нужно закончить с последним аккордом. Я импровизирую, подстраиваюсь, ускоряюсь.

Обычно я беспокоюсь не столько о своем рисунке, сколько о различных технических моментах. Чтобы провод не оборвался и экран не погас, чтобы струны у музыкантов не порвались, чтобы все доехали и долетели. Я не беспокоюсь о себе, потому что опыт позволит мне выйти из любой ситуации.

Первый сольный концерт

— Вчера был твой первый сольный концерт, где публика шла не на Эннио Морриконе с песочной анимацией Александры Конофальской, а в первую очередь на Александру Конофальскую в ​​музыкальном сопровождении скрипичного трио. Что ты чувствуешь?

Я до сих пор не поняла, что произошло. Принимаю поздравления, репощу отзывы людей. Но я рада, что теперь свободна. Я довольна тем, как все прошло, мне не на что жаловаться. Полный зал, четкая организация, несмотря на языковой барьер. Для меня это новый опыт, ведь меня обычно приглашают на один номер, а тут большой концерт из 20 номеров, которые я сочинила сам! Начиная с программы, порядка композиций и заканчивая антрактом и выходом на бис.

Я не режиссер по образованию, но опыт постановки «Ночи музеев», посещения различных спектаклей, создания выставок помог мне в продумывании концерта. Некоторые треки мне уже были даны, я не могла выбрать музыку со всего мирового наследия. Я просто попросила добавить «Полет шмеля», потому что давно мечтала, чтобы кто-нибудь сыграл мне эту композицию под мои рисунки.

Мне очень хотелось внести в концерт белорусскую нотку, потому что треть публики из Беларуси. Когда я услышала, что в репертуаре есть полонез Огинского «Прощание с Родиной», я сразу же включила его в программу.

Я рисовала крышу своего дома с аистом на дереве – друзья, которые были на концерте, узнали его и прослезились. Аисты улетают, как и мы улетели, но обязательно возвращаются!

— Сольный концерт для пескографа – это успех?

Для артистки, которая всего полгода назад переехала в другую страну и тут же получила возможность провести местный концерт, это успех. Просто пока не могу все трезво оценить. Это большая удача, что я познакомилась с организаторкой концерта, что она поддержала меня, поверила в меня и захотела организовать этот концерт. Организаторы сказали, что если все пойдет хорошо и мы выйдем в плюс, эти концерты пройдут еще в нескольких городах.

Сочинение на вольную тему

— Как к тебе пришло название концерта?

Что касается программы «Анималиум», мне сказали: вот зал, вот дата – будет твой концерт, думай! И у меня был шок! Что, не про холодильники «Атлант»? Не про телевизоры «Витязь»? Не про газовые котлы? А не про самосвалы? Что может быть интересно и для детей, и для взрослых? И для поляков, и для белорусов, и для украинцев, и для иностранцев. Чтобы это было в позитивном ключе, и трогало за живое. Я промучилась месяц. А потом, когда мне нужно было печатать афишу, я в стрессе села и спросила себя: что меня больше всего вдохновляет? Природа! Тут мы с детьми ходим в музей природы, в зоопарк, где не хочется плакать. И тогда я поняла, что могу создать целых 20 номеров о животных, о разных уголках мира. Все любят животных!

— У тебя дома в Беларуси было аж 15 собак, 5 черепах, кролик и даже свинья! Сейчас ты во Вроцлаве, а где они?

Они дома. Родители мужа сейчас совершают подвиг и заботятся о них. Нам пришлось уехать. Сами мы бы никогда не уехали, так как собаки были нашим главным якорем, мы не могли их бросить. Но сами родители настоятельно советовали нам уезжать. Поэтому мы организовали доставку корма, сделали несколько вольеров, черепах временно отдали специалисту. Свинья осталась. Вообще-то, философия свиньи даже круче, чем философия панды. Ее жизнерадостность, ум, умение ловить кайф от жизни! Если бы люди знали, какие свиньи умные, вряд ли бы они их ели.

— Как повлиял переезд в Польшу на твою творческую активность и востребованность?

С одной стороны, за всеми заботами о переезде у меня просто не было времени раздавать портфолио, продвигать свои работы и отправлять коммерческие предложения. Все выступления, которые состоялись за полгода, были устроены исключительно благодаря сарафанному радио. Я не писала старым контактам, с которыми мы работали раньше в Польше. Даже концерт был для меня вызовом. С маленькими детьми я просто не вывезу, если сейчас устроюсь на работу. Мне пока хватает выступлений раз в месяц. Хорошо, что муж работает и нам есть на что жить.

С другой стороны, благодаря тому, что я сняла свою работу с конвейера, я вышла на новый уровень. Я начала выступать не ради денег, а ради творчества, для реализации собственных программ, и отсюда у меня больше вдохновения, больше воображения. И крутые площадки, и профессионалы вокруг – другой мир, другой опыт. И это очень бодрит.

Для многих творческих людей деятельность в Беларуси – это болото. Я представляла, как плыла со своей семьей и собаками в лодке по реке, а когда я уехала, моя лодка вышла в океан. Есть простор для творчества, все дороги открыты – только делай. Иди куда угодно со своими идеями – тебя поддержат. Хочешь книгу? Поставь цель – и ты ее достигнешь. В Беларуси наверняка есть такие возможности, но я их просто не видела, занималась детьми и собаками, занималась домом и давала по пять выступлений в день. А здесь, в эмиграции, что можно сделать для Беларуси? Набраться опыта, а затем принести его в Беларусь. Я делаю это сейчас. Узнаю, какие здесь проходят занятия для детей, какие здесь проводятся мастер-классы, как здесь оборудованы детские площадки, как здесь организована охрана животных, как происходит раздельный сбор мусора. Даю здесь мастер-классы для детей – и они проходят на ура!

Я представляла, как плыла со своей семьей и собаками в лодке по реке, а когда я уехала, моя лодка вышла в океан. Есть простор для творчества, все дороги открыты – только делай.

— Я знаю, что ты собиралась иллюстрировать новый сборник стихов Екатерины Водоносовой. А какие еще у тебя творческие планы?

Да, мы с Катей знакомы еще со студенческих лет, турслетов: она участвовала в конкурсах песни, я – в конкурсах плакатов. Я готова проиллюстрировать ее книгу, если найдется издатель.

Своя книга пока только моя мечта, но первые звонки в издательство уже сделаны. У меня есть несколько идей, но мне еще предстоит найти персонажа, который будет для меня как ребенок, как близкий друг. Я хочу родить его сама, чтобы это была моя книга, даже серия книг. И я хочу успеть опубликовать их, пока мои дети маленькие, пока это актуально для них.

Своя книга пока только моя мечта, но первые звонки в издательство уже сделаны.

Мне было не до фестивалей в Беларуси. Я была там известным пескографом – зачем было прыгать выше головы? А сколько тут фестивалей и конкурсов! Здесь можно было создать песочный ролик о Вроцлаве, но я не успела отправить заявку на конкурс, жду следующего года.

Я возлагаю большие надежды на тур по Польше с программой Animalium. Есть даже идея продолжения. На месте, где были найдены останки настоящих динозавров, тут открыт парк динозавров. Идет разговор о том, чтобы там сделать концерт «Динозавриум». Планирую работать, выступать, показывать свои работы в Европе, хочу путешествовать и работать, как раньше.

— Что ты можешь посоветовать тем, кто начинает свой творческий путь или работает давно, но не имеет смелости выйти на новый уровень?

The Rolling Stones – классное название моей любимой группы. Катящиеся камни. Им за 70, и они до сих пор выступают и гастролируют. Живые легенды. Под лежачий камень вода не течет. Не можешь идти – ляг в направлении своей мечты. Но не просто ляг, а двигайся, прилагай усилия. Даже если цель кажется недостижимой, но вы к ней движетесь, в конце концов вы ее достигнете. Все произойдет неожиданно, как и с нашей победой, как с моим концертом, с моим успехом. Если очень хотеть, что-то для этого делать, то все получится.

Под лежачий камень вода не течет. Не можешь идти – ляг в направлении своей мечты. Но не просто ляг, а двигайся, прилагай усилия.

(с) ALOVAK

Расскажите друзьям

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Добавить комментарий

  Subscribe  
Notify of