Ікебана ці “жывая кветка”: інтэрв’ю з выкладчыкам

Выбачаемся, пераклад на беларускую мову з’явіцца пазней. Дзякуй за чаканне!

Калі  маеце жаданне і магчымасць дапамагчы нам у гэтым – пішыце, калі ласка, на katsiaryna@bouto.net. 

Икебана или икэбана – японское искусство размещения срезанных цветов в специальных сосудах, в основе которого заложен принцип изысканной простоты. Мы поговорили с преподавателем школы икебаны Центра японской культуры «Хагакурэ» Анатолием Ерышевым и многое узнали про историю икебаны и про то, как это искусство позволяет цветам выражать себя.

Текст: Ксения Соснина
Фото: Ирина Агейчик

Лирическое вступление

Вместе с фотографом Ирой мы подходим к Дому литератора в Минске. Именно здесь – по адресу Фрунзе, 5 – располагается уютный штаб ценителей японского искусства «Hagakure». В переводе с японского это слово означает «сокрытое в листве», а еще так называется кодекс чести самураев. Но мы с Ирой недолго фантазировали, примеряя на себя доспехи бесшумных воинов, вахтерское «Дамы, вы куда?» прямо на пороге лишило нас потенциального самурайского титула. Слава журналистскому обаянию, нас все же отпустили с миром.

Уголок Страны восходящего солнца находится на третьем этаже здания. Занятия по икебане проводятся в просторной комнате, где на полках стоят исключительно японские журналы, а на стене висит белый с красным кругом посередине флаг. Мы познакомились с председателем «Hagakure» Святославом ГАЕВСКИМ и героем нашего интервью Анатолием ЕРЫШЕВЫМ, белорусским сэнсэем по части икебаны. К слову, Анатолий еще и искусствовед и преподаватель на кафедре восточных языков БГУ. Пока гостеприимный председатель разливал нам чай по миниатюрным японским чашкам, мы заговорили с преподавателем. В ходе интервью Анатолий много жестикулировал и бегал по комнате, показывая то ветку, то японский учебник, а в его глазах непрерывно горели искорки. Кажется, перед нами – живое воплощение любви к своему делу.

Интересный факт:

Слово «икебана» состоит из двух иероглифов: «ике» – жизнь, и «бана» или «хана» — цветок. Буквальный перевод звучит как «живой цветок», «дать цветку новую жизнь» или «позволить цветам выразить себя».

О начале творческого пути

– Как вы увлеклись икебаной?  

Мне было десять лет, когда в одном из номеров журнала «Юный натуралист» я прочитал статью, посвященную икебане. До сих пор помню фотографию с композицией, выполненной в традициях школы Охара: веточка и цветок в вазе. Меня поразило это сочетание, и с той поры я пытался подражать и создавать собственные икебаны. А потом съездил в Японию и обучился там у настоящих мастеров.

– Вы помните свою первую композицию?

Сам я с острова Сахалин, поэтому в детстве ходил в горы и там собирал растения. В первый раз я сделал икебану из бересклета и какой-то коряги, а потом начал добавлять настурции. Думаю, у меня еще тогда все правильно получалось.

– Отличается ли преподавание икебаны в Беларуси и в Японии?

Здесь из преподавателей я знаю только себя, поэтому и сравнивать могу соответственно. Мне кажется, преподавание отличается. В Японии сэнсэй – лидер, и нужно соглашаться со всем, что он скажет. У японцев не принято идти против мнения учителя, а у нас все иначе. Я стараюсь уступать, идти на компромисс и не задевать чувства моих учеников.

– Что вас вдохновляет?

Я коллекционирую орнаменты: традиционные, дальневосточные, китайские, японские. Хочу познавать символику, расшифровывать изображения. Другими словами, изучать иконологию. Мне нравится искать культурные заимствования, все это связано с поэзией и литературой. А еще я немного рисую.

У японцев не принято идти против мнения учителя, а у нас все иначе.

История «живых цветов»

– Как появилась икебана?

Изначально она зародилась в Китае. Все начиналось в рамках религиозной традиции, когда алтарь Будды украшали цветочными композициями. Приблизительно в XII веке икебана появилась и в Японии, а развитие получила в XV-XVI веках. Это связано с приходом к власти сегунов Асикага, которые были большими меценатами, военными и покровителями искусств. Сегуны проводили чайные церемонии, составляли цветочные композиции, интересовались поэзией и театром. Эти направления искусства стали развиваться именно при поддержке Асикага.

– У икебаны есть три школы, верно?

Верно. В XV веке появилась первая школаИкэнобо. Ее основал буддийский монах Икэнобо Сэнкэй. Благодаря его потомкам, школа до сих пор существует, в ней все секреты передаются из поколения в поколение.

В школе Икэнобо проявляются традиции мандалы. Для икебаны Икэнобо используются растения, почитающиеся в буддизме и китайском даосизме. Раньше в икебане прослеживался явный философский подтекст: композиции делали из сосны, считающейся древом бессмертных, и пятицветных растений, где пять цветов символизировали пять элементов мира.

Из школы Икэнобо вышел стиль Рикка. Его особенность в том, что семь веток, выходящие из одной точки, должны воспроизводить мировое древо и соединять землю с небом. Основная ветка сосновая либо бамбуковая. Для этого стиля характерны огромные композиции, в которых используются даже древесные стволы. Для создания подобного нужна целая бригада. Стиль Рикка вычурный и многослойный, он требует дорогих сосудов – бронзовых, фарфоровых. Не каждый смертный в те времена мог себе это позволить. По мере распространения Икэнобо стили упрощались. На смену Рикка пришел легкий и изящный стиль Сёка. Для него всего-то нужны три ветки и простая керамическая ваза. Появляется и стиль Тябана (чайные цветы), для которого свойственна крайняя простота: горшочек или корзинка, а в ней незатейливые цветы. Это уже XVI-XVII век.

А в XIX веке появляется школа Охара, которая вводит стиль Морибана. Фишка этого стиля в том, что растения должны располагаться в низкой вазе и крепиться на кэндзан – специальную колючую подушечку. Так достигается эффект естественности.

– А к какой школе относятся те композиции, которые вы учите создавать?

К авангардной школе Согецу, появившейся в начале ХХ века. Ее основатель – скульптор и флорист Тэсигахара Софу. Его дело продолжил сын Тэсигахара Хироси (еще и кинорежиссер по совместительству), а впоследствии внучка Тэсигахара Аканэ. Принцип Согецу заключается в том, что три ветки должны проходить через одну точку, а их концы образовывать равносторонний треугольник. Мы используем ветки разных размеров: большую (син), среднюю (соэ) и низкую (хикаэ). Их наклон должен быть 15, 45 и 75 градусов соответственно. Ветки – это кости конструкции. Внутреннее пространство мы заполняем цветами и листьями, чтобы композиция обрела объем.

– Можно ли провести параллель между икебаной и другими восточными искусствами?

Да, у них всех один ритм. Люди, которые вошли в эту систему, могут успешно освоить и другие виды японского искусства. Икебана, живопись суми-э, чайные церемонии – все это переплетено. Если тебе близко японское мироощущение, ты сможешь творить в этих сферах творчества. Главное, чтобы нравилось.

Об учениках

– Нужно ли обладать определенным складом ума или качествами для занятия икебаной?

Желательно быть созерцательным, медитативным, склонным к философствованию человеком. Хотя сам я против того, чтобы заряжать икебану философией. Нельзя составить композицию и утверждать, что она что-то означает. Если ты рассуждаешь о смысле икебаны, то она тебе просто не нравится. Когда я смотрю на картину, то сперва определяю, получаю ли я удовольствие от ее созерцания. Философия – это уже потом. Ее можно найти в любом предмете, даже в чашке чая. А икебану лучше воспринимать как скульптурную мандалу, как символ красоты и жизни.

– Какие ошибки чаще всего допускают ученики?

Не те ветки выбирают. Новички часто думают, что тонкие ветки выглядят красивее толстых. Но в икебане ветка должна быть сильная, иначе композиция получится хилой. Также бывает, что ученикам жалко портить и общипывать цветы. А еще они часто боятся трогать листья, а потом могут так разойтись, что ничего на ветке не остается.

Если ты рассуждаешь о смысле икебаны, то она тебе просто не нравится.

– А бывало ли так, что икебана вообще не давалась человеку?

Не могу дать однозначный ответ. Обычно этим занимаются люди, которым нравится работа с растениями. Если же человеку это неинтересно, то икебана пройдет мимо него. Здесь все замешано на любви к ботанике.

– Какую пользу приносят занятия икебаной?

Они учат работать с формой, цветом и конструкцией, и кто-то из учеников впоследствии может найти у себя задатки скульптора, дизайнера или архитектора. Также на икебану ходят в целях психотерапии, чтобы подлечить душевные раны, спасти себя.

 

Продолжение следует – будем учиться у Анатолия создавать свою собственную икебану.

Раскажыце сябрам

Отправить ответ

Пакіньце першы каментар!

Leave a Reply

  Падпісацца  
Паведаміць пра